Страна Италия была хоть и красива, но мучительна. От толпы, пыли и быстрой ходьбы скопом г-н Юрченко нещадно устал. На деньги отложенные на кроссовки adidas, он купил мыльницу с рук тамошнего мотыля, после чего совсем сник и занемог. В номере было жарко и нудно. Сосед по номеру оленевод Бояров с Севера, медленно раскачивался в кресле- качалке и напевал: “Нарьян-мар, Нарьян-мар, городок не велик и не мал.”

В это время в дверь номера быстро постучали, и не дожидаясь ответа , зашел старший туристической группы Василий.

---Собирайтесь товарищи, нам дали добро на стриптиз, в один из местных баров.

---Не хочу бара, хочу в Нарьян-мар, - складно проскулил тоненький Бояров. Старший начал было что-то объяснять, потом махнул рукой, засунул оленевода в штаны и туго затянув на его поясе ремень, проследовал в коридор гостиницы, увлекая за собой г-на Юрченко и Боярова. Когда они спустились, внизу уже собралась вся туристическая группа: Леша Гречко из Батуми, Пашечка из Орла, Скрим из Москвы, и старший. Василий начал свою вступительную речь:

---Товарищи, мы первая туристическая группа, которой дали добро посетить ночной бар... Все ли мы готовы правильно отреагировать это явление? Что вы скажете, обратился он к Боярову, если в чуждой вам стране, под чуждою вам музыку, будет раздеваться чуждая вам женщина, к тому же за деньги?

---Я ей скажу, одевай все обратно, родная, и возвращайся в семью.

---Ну нет, это грубо и не по-европейски... Ну хорошо, рассмотрим другую ситуацию, в мирное время, представьте себе, что вы у себя дома смотрите в окно, а в окне напротив, вот уже пол часа извивается, изгибается и манит руками обнаженная женщина... Ваши действия?

---Стою еще пол часа, решительно проговорил Писк, после чего ухожу в другую комнату, там у меня тоже окно, только побольше...

---Так, ну и что вы при этом чувствуете?

---При этом я чувствую уверенность в завтрашнем дне.

Вообще этот орловец был очень странным. В Риме во время экскурсии, он спросил у экскурсовода где находится церковная ратуша, что явно указывает на то, что у него здесь находятся тайные родственники.

Молчание прервал громкий крик Леши Гречко “Не пойду, - руки и губы его дрожали, я не куда не пойду...”

--- Это еще почему?

---Я не уверен, что правильно отреагирую...

---Спокойно, Леша, ты же знаешь какая сейчас обстановка вокруг, сделай над собой усилие, идти все равно придется...

Вася вскинул правую руку посмотрел на часы, вскинул левую руку, посмотрел на вторые часы, крепко затянул на Боярове ремень и скомандовал “Вперед!”

В ночном баре тихо играла музыка, народу было мало. Подскочивший метродотель предложил столики возле самой эстрады “Вам тут будет хорошо”,- сказал он на ломаном русском. “Нет, нет нам будет лучше вон там, - ответил Василий на таком же ломаном русском, и четким, грубым строевым шагом направился вглубь зала.

Смещались - размещались не долго ( минут десять). Правильнее всего конечно было бы посадить спиной к сцене всех, но столики были круглые...

Лешу Гречко из Батуми посадили строго спиной к сцене, справа и слева его плотно подпирали Бояров и Скрим, так что все попытки движения строго ограничивались, дальше сидели г-н Юрченко с товарищем до предела начитанным из Орла, и Вася. Подошедший официант предложил меню... Старший, немного подумав, заказал всем содовой без виски, он дважды повторил что без чего, что бы не дай бог не перепутали.

---Понимаете, бамбино, мы все за рулем, - сказал он

---Да, добавил словоохотливый орловец, причем все за одним...

А вы знаете что, - обратился он к молоденькому официанту,- я пожалуй, свой автомобиль здесь оставлю, я обратно на такси поеду, в общем принесите мне пожалуйста коктейль со льдом. И тут последовала длиннющая фраза на итальянском, явно указывающая на то, что у него тут не только родственники, но и сам он тайный уроженец этих мест.

Содовая без виски оказалась обыкновенной минералкой из автомата, за три рубля, а то и вовсе бесплатно, если ударить чем-нибудь тяжелым, только при этом не вылетают лед и соломинка... Содовую цедили молча, и ни что не предвещало перемен. У г-на Юрченко даже возникла мысль, что может быть всего этого и не будет, что ввиду каких-то технических проблем или в виду болезни стрептизерки чуждое явление отменят...

Вдруг, где-то сзади зажегся свет, музыка стала громче...

Гречко весь напрягся...

Но больше всех удивил Бояров. Он вдруг встрепенулся, захлопал в ладоши, застучал ногами... Старший сразу засунул ему пригоршню кубиков льда из его же бокала.

---Блондинка, я спинным мозгом чувствую, блондинка..., - прогремел Гречко.

---Тощенькая, к тому же в возрасте, не на что смотреть, - сказал Василий и достал из кармана полевой бинокль.

Тем временем Паша, оторвался от коктейля и так лихо и проворно, что никто не успел опомниться, развернулся на 180 градусов.

---Щас будет платье снимать ,- прокомментировал он.

---Ну и пусть, горько проговорил Скрим, после чего как бы невзначай опустил соломинку в стакан к Паше, после чего также, как бы невзначай, припал к соломинке ртом. Коктейль стал быстро убывать.

---Осталась в неглиже...- продолжал комментировать орловец

---Слушай, дорогой, я тебя христым богом прошу, кончай комментарии. Хочешь летом ко мне в Батуми приезжай, я тебе койку сдам, за рубль в сутки, щас, слушай, помолчи а...

Юрченко старался не следить за происходящим, как вдруг, краем глаза заметил, что к их столику приближается какая - то женщина...Она была невысокого роста, с короткой стрижкой и большими голубыми глазами...

---Надо попробовать деньгами отделаться, еще неровен час раздеваться заставит, -сказал Вася, после чего полез в карманы и вытряхнул оттуда всю валюту. Г-н Юрченко полез туда же, где оставалось в аккурат теще на сомбреро и тестю на ортопедические ботинки. Итальянка не взглянув на мелочь, подбежала к столику, почему-то на русском прошептала: “Детишек трое, муж ушел к другой, кобелино...”

---Какие все-таки красивые у них имена, - заметил Скрим, - ко-бе-лино...

Но итальянка не отставала, -mama mia, кричала она, неужели в этой задрипанной Европе не осталось ни одного нормального мужчины?

И тут все взоры устремились на старшего. Он думал минуты две,

потом сказал: “Дело серьезное, надо что - то решать, итальянка настырная попалась, просто так не отпустит.”

Она тем временем рядом заламывала руки...

---Вы тут дамочка не суетитесь, проговорил Писк, мы тут прения закончим, потом проголосуем, потом вам дадим заключительное слово.

---Так ну что, какие будут предложения? Товарищ Гречко?

--- Спасибо, у меня самоотвод. У меня на груди одно слово написано, очень антинародное, даже собственной невесте прочитать не даю.

--- Может быть Скрим ты? - продолжал собрание Писк.

---К сожалению, у меня стенокордия, бронхиальная астма, коронарный паралич кровеносных сосудов.............

---Ну ты и жук..., почему у прямых людей болезни прямые: белая горячка, стрегучий лишай, почему как интеллигенция так рахит третьего сердца?.

---Ну что, кто остался, оленевод с севера?.

Все посмотрели на свежезамороженного Боярова.

---Этого лучше не трогать, а то оттает, начнет ей объяснять, как запрягать-распрягать оленью упряжку.